Фактоид №1

Фактоид №1

Фактоид – похож на факт, но не факт, что был такой факт.

Собака, взгляд и шизики

В каждой крупной личности есть что-то мелким шрифтом (М.Жванецкий)

Человек – венец природы, а мелким шрифтом в нем записаны гены. Все знают, что человек – выходец из африканских саванн, а точнее, Эфиопии и звали его кроманьонец. Все знают, и видели в школьных учебниках, неандертальца, тоже человека каменного века (позже на Алтае нашли ещё и денисова человека). Какова связь между ними, и как это отразилось на нас?
Человечество зародилось 200-300 тысяч лет назад – видимо, несколькими раскиданными группами, и со временем выделились две из них: кроманьонцы, которые населяли Африку, и неандертальцы, которые населяли Европу и Азию (до озера Балхаш в Казахстане). Примерно 75 тысяч лет назад кроманьонцы двинули на Ближний восток – может, климат изменился, может жена с мужем разошлась, и он “свинтил” искать себе “съемную” квартиру – науке неизвестно. Проблема в том, что “квартира” – Европа уже была заселена неандертальцами, но были и пустующие “каморки”. Проживание в “коммуналке” продолжалось недолго, 5-10 тысяч лет. Естественно были совместные пирушки, ну и секс межсоседский (интернета-то ещё не было). И где-то 40 тысяч лет назад от хозяев-неандертальцев не осталось и следа в квартире – Европе.

Как это случилось?

Есть много версий: похолодание климата (тогда Казбек взорвался и покрыл пеплом Европу), занесенные кроманьонцами вирусы (у них была своя Ухань) или другое. Что другое?
Во-первых: в результате генетической мутации у кроманьонцев стали видны белки глаз, веки перестали их закрывать полностью. Это привело к тому, что стало видно направление взгляда, что давало преимущество в бесшумном коллективном взаимодействии во время охоты, а значит её эффективности и благополучии племени-общества.
Во-вторых: кроманьонцам повезло с волками, которые постепенно превратились в волкособак, а потом и в полноценного друга человека. Как это произошло? Социализация волчат происходит в то время, пока они слепые, только по запаху и ощущениям, но в результате некой мутации вывелись волчата, социализация которых (взаимодействие в стае) стала идти с задержкой в две недели, то есть когда они уже видят. Как встретились взглядами эти два “одиночества” – этот выводок волчат и кроманьонец с направленным взглядом, неизвестно. Но известно, что собака, в отличие от волка, даже одомашненного, может следить за взглядом человека и читать мимику его лица, что приводит к взаимодействию во время охоты с вытекающими отсюда “сытыми” последствиями.

Гены – наше прошлое

В общем, африканцы-кроманьонцы (мы с вами) вытеснили европейцев-неандертальцев из Евразии. Что же в нас осталось “европейского”? В нас остались их гены – 1-4%. Гены – это программа, которая при определенных условиях либо работает ускоренно, либо медленно (эпигенетика). Так что же нам досталось в наследство от неандертальцев: рыжие волосы и светлая кожа, сильный иммунитет, более высокие сердечно-сосудистые риски, аутоиммунные реакции, зависимость от табака, склонность к аутизму и шизофрении. Дело в том, что питались неандертальцы, в основном, мясом убитых животных с незначительным количеством корений (кремлевская диета), что влияло на уровень липидного обмена. Чуть подробней о шизофрении. Её распространенность в мире – 1-2% среди населения, и чем выше процент неандертальских генов в человеке, тем выше вероятность болезни, что и выяснили американские ученые.
Предположительно это может быть связано с липидами (жирами), из которых образованы мембраны нашего мозга (60%, на минуточку). Галлюцинации, видения и голоса, характерные для данной болезни, возможно, несколько в другой форме были способом мышления и реакцией на изменения в окружающей среде, через чувствительный механизм липидного обмена, своего рода триггером – знаком внимания и потенциальной угрозы, то есть неандерталец предпочитал «предвидеть» опасность не логикой, а нутром. Со временем потребность в таких триггерах значительно снизилась, а старая «программа» стала давать сбои.
Как говорил Эдгар По (подаривший нам жанры ужастиков и детектива) – Я душевнобольной, но с тяжелыми приступами душевного здоровья.
Все мы немножко “того” и поэтому, если вам говорят: Птичка ты моя шизокрылая! – можете смело отвечать: Потому что во мне много европейских неандертальских генов.

Виктор Ямщиков, врач-минималист

Комментарии

Ваш e-mail не будет опубликован.